Кирилл Иванов

Пять историй девушек и женщин, переживших милицейский беспредел

Чтобы помнить. Всегда.

Фото Владимира Гридина, Радыё Свабода

10 августа во время разгона мирных демонстраций были задержаны, а также пострадали несколько журналисток.

Одним из первой в сводку новостей попала корреспондентка «Нашай Нівы» Наталья Лубневская. Ей спецназовцы прострелили ногу. Очевидцы случившегося утверждают, что огонь по журналистам мог быть акцентированным и прицельным. Новость о  ранении журналистки попала на страницы зарубежных СМИ.

В то же вечер были задержаны журналистки Татьяна Белашова и Елена Щербинская. Татьяну Капитонову контузило взрывом светошумовой гранаты.

Журналистку Белсата Елену Дубовик задержали вечером 10 августа у Центрального РОВД. Омоновцев не остановил жилет «пресса», сообщает пресс-служба БАЖ. 

— Меня сразу начали бить. Была одна женщина. В форме. Не знаю, что за форма была, не помню. Она была надзирательницей. Всех девушек била. Затем, 13 числа, когда был суд, я отказалась подписывать бумагу о том, что меня взяли возле торгового центра «Рига». Меня вывели в коридор, и эта женщина снова начала меня бить — коленом в живот, — рассказала Елена.

По ее словам, надзирательницу коллеги называли Кристиной, ей около 30, блондинка. Журналистка ищет других пострадавших от рук садистки в форме.

Елену госпитализировали с подозрением на «разрыв яичника».

В Бресте в хирургическом отделении городской больницы №1 с ранением передней брюшной стенки попала местная жительница.

По словам ее сестры, к дому подъехал микроавтобус, из которого светили фонариком на балконы и стреляли по находящимся там людям.

Это произошло 10 августа, свидетельницей произошедшего стала местная журналистка. Милицейское руководство на вопросы прессы ответило, что не располагает данными о подобном инциденте.

Марии Зайцевой 19 лет. После встречи с милиционерами ее диагноз звучит так: закрытая ЧМТ, травматическое субарахноидальное кровоизлияние, ушибленные раны правого виска, правого плеча, осколочные ранения век и параорбитальной области правого глаза, инородное тело в склере, контузия глазного яблока, субконъюктивальное кровоизлияние в правом глазу.

Взрывная травма, травматическая перфорация барабанной перепонки справа. Посттравматическая нейропатия правого локтевого нерва с легким парезом 4-5 пальцев правой кисти.

Марию ранило у стелы:

— Милиция снова подняла щиты, стали поливать водой из пушек. Не знаю, зачем и почему. Стояли мирно, кричали, что за мир. Помню, нас поливают водой, и после этого — взрыв, я лежу на земле. И после этого ничего не помню. Ее фото с окровавленным лицом и рассеченным виском стало одним из драматичных символов первых дней протестов.

— Меня ранило, предположительно, осколками светошумовой гранаты. И еще пару пуль во мне резиновых нашли. Мне досталось серьезно, да, — рассказала она журналистам.

Алина Буськина была задержана в ночь на 10 августа. На Окрестина все началось с оскорблений и избиений:

— Когда нас выводили из автобуса, первыми шли женщины. На входе сотрудники этого ЦИПа очень жестко себя вели, особенно мужчина, который стоял на входе. Он говорил матерные слова, мол, быстрее, быстрее.

Кто-то спросил: «Зачем вы так с нами разговариваете?» Я шла следующая — он просто взял меня за шею и кинул в стенку, сказал: «Стой! Руки за голову, смотри в пол!» — при этом он использовал ненормативную лексику.

По словам девушки, ее вынудили оговорить себя и подписать протокол:

— Нас подзывали, нам давали протоколы о том, на каком основании было задержание. Я начинаю читать более внимательно — за что я подписываюсь. Сотрудник этого ЦИПа говорит мне: «Что ты тут мне читаешь? Я тебя сейчас вы**у и посажу на 20 суток, если ты не подпишешь».

Это далеко не полный список страшных историй, произошедших с участницами акций протестов и случайными прохожими. По словам очевидцев, в изоляторах девушки и женщины сталкивались с физическим и моральным насилием. Некоторых из них раздевали для осмотра, который проводили сотрудники-мужчины.

Один из задержанных рассказал журналистам, что сотрудник ОМОНа заставил его девушку стать на колени и сел на нее словно на стул.

Это протестное лето запомнится (и не только в Беларуси) яркими акциями протеста против насилия, организованными белорусками по всей стране.

Пять историй детей и подростков, пострадавших во время акций протестов

Самая провальная речь Лукашенко: рабочие МЗКТ рассказали, что происходило во время его визита

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:27)