Ксения Бородич

Как действуют силовики в регионах: «Маме показали интимные фото из моей личной переписки с молодым человеком»

Житель Барановичей не проявлял особой активности в протестах, но это не помогло ему уберечься от репрессий.

Архивное фото. Центр Барановичей перекрыт турникетами и под пристальным наблюдением силовиков. Ноябрь, 2020

Сергей (имя изменено по просьбе героя — прим. «С») рассказал «Салідарнасці», как столкнулся с нелепыми обвинениями и бестактностью методов, используемых правоохранительными органами в попытках задушить протест.

Первое задержание и странное постановление суда

— В самом начале я, конечно, ходил на воскресные марши. Ведь эта власть мне уже давно не нравилась и очень хотелось отстоять право выбирать. В первый раз меня задержали не на марше.

6 сентября около шести часов вечера я просто шел в центр города. К тому времени воскресный марш уже закончился. В кармане джинсовой куртки у меня лежал флаг (в то время я часто носил его с собой).

Когда меня задержал участковый инспектор, я шел по улице и разговаривал по телефону. Однако в постановлении суда сказано, что я «являлся участником массового мероприятия», «публично выражал личные и общественно-политические интересы».

В том же постановлении сказано, что Сергей «сознательно и намеренно находилАсь среди организованной группы граждан», «размахивалА руками, выкрикивалА различные лозунги против действующей власти». Итог — часть 1 статьи 23.34 КоАП и штраф в 5 базовых величин.

— Тогда я направил жалобу в Брестский областной суд. Но ее вернули, в том числе из-за того, что под жалобой я не поставил свою подпись.

Массовое мероприятие одного человека в пустынном ночном сквере

— В следующий раз меня задержали поздно вечером 9 ноября. Я шел домой и решил подойти посмотреть, как поживает наш районный мурал — белая стена, на которой активисты рисовали красную полосу.

«Флаг» закрашивали, а на выходных он опять появлялся. Так и повелось: в выходные его рисуют, в понедельник это видят коммунальщики, а во вторник закрашивают.

Были случаи, когда «флаг» не закрашивали, а просто пририсовывали зеленую полоску под красной, а на следующий день на зеленой полоске появилась надпись «Это белая полоса». Наблюдать за всем этим было интересно.

Живу я рядом со сквером, в котором располагается мурал, поэтому часто подходил, смотрел, что новенького появилось, фотографировал на телефон.

Подошел и в этот раз, сфотографировал… И был задержан людьми в гражданской одежде. Меня обвиняли в том, что именно я все это рисую, и сейчас рисовал. Но, обыскав мой рюкзак, не нашли ничего, чем я мог бы это сделать.

Тем не менее, до суда я остался в ИВС.

На допросе, кроме рисования мурала (по версии милиции, от баллончиков с краской я умудрился как-то избавиться), меня пытались обвинить в призывах к блокировке дорог за перепост сообщения во время очередного подорожания бензина.

Это задержание закончилось для меня 7 сутками по все той же статье 23.34, но уже третьей части (повторно). В фотографировании стены в пустом ночном сквере суд увидел массовое мероприятие.

Уголовное дело, которого как будто не было

Архивное фото. Центр Барановичей под пристальным наблюдением силовиков. Ноябрь, 2020

В отношении Сергея возбуждено уголовное дело за оскорбления в телеграм-чатах работников правоохранительных органов и суда. Он не скрывает, что на эмоциях писал что-то и в отношении участкового, задержавшего его в первый раз, и в отношении «свидетелей», дававших против него показания, и в отношении других участников задержаний и последовавших за ними судебных процессов.

— В конце ноября ко мне на работу приехали трое, представились сотрудниками МВД, и увезли в РОВД. В отделении мне показали скриншоты моих сообщений. Предложили записать видео, где я извиняюсь перед сотрудниками милиции.

Говорили, что, если я извинюсь под видеозапись, они покажут его тем, кого я обзывал, и, может быть, меня простят… А если не извинюсь, то меня задержат прямо сейчас.

Я согласился. Снимали на камеру мобильного телефона. Один снимал, другой держал листок с текстом извинений. Было сделано много дублей. Наверное, у меня не очень хорошо получалось, но в итоге сняли, что их устроило.

Около восьми часов вечера сотрудники милиции отвезли меня домой. Забрали ноутбук, системный блок, жесткий диск. Телефона у меня тогда не было, мне его не вернули после семи суток в ИВС.

Выйдя в свою очередную смену на работу, я узнал от коллег, что видео с моими извинениями показали белорусские телеканалы. Из информации по телевизору я узнал и о возбужденном в отношении меня уголовном деле.

В начале декабря на очередной допрос без всякого предупреждения меня забрали из дома вместе с мамой. Все те же трое, что приезжали за мной на работу. Сначала пригласили в кабинет маму. Позже оказалось, что ей показывали мои интимные фото из моей переписки с молодым человеком.

Потом вызвали меня. Долго разговаривали по поводу переписок — моих личных и в телеграм-чатах. А потом сказали, что никакого уголовного дела на меня пока нет, и отвезли домой.

Позже Сергей выяснил, что уголовное дело в отношении него все же возбудили. На допросы его вызывают в Следственный комитет повестками, в его квартире провели еще один обыск, забрали новые системный блок и мобильный телефон. 1 февраля с парня взяли подписку о невыезде и согласие на экспертизу всей техники, изъятой у него в три подхода, начиная с 9 ноября…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.6 (оценок:56)